Витамин С — средство от цинги или от болезней старости?

Жорес Медведев

В июле 2005 года обсуждению этого вопроса были посвящены заседания Верховного суда Европейского Союза. Между странами ЕС возникли разногласия по проблеме доз и соответственно роли витамина С в организме человека. Капсулы с определенными дозами витамина С, которые можно было свободно продавать в Великобритании или во Франции, были запрещены в Норвегии, Финляндии и Германии. Эта ситуация противоречила торговому законодательству ЕС, требующему общих правил для всех продовольственных товаров. Верховному суду нужно было решить дилемму — являются ли витамин С и другие витамины пищевыми продуктами или лекарствами?

Цинга и открытие витамина С

Историки медицины подсчитали, что за двести лет, с 1600-го до 1800 г., от цинги, тяжелой болезни, возникавшей нередко на кораблях в дальних плаваниях, умерло больше миллиона моряков. Это превышало потери во всех морских сражениях. Наиболее часто цингой болели команды британского флота. Испанские, голландские, немецкие и шведские моряки почти не страдали от этого заболевания.

Британский морской врач Джеймс Линд, пытавшийся изучить и объяснить этот парадокс, прославился тем, что сумел связать цингу с характером морских рационов. Испанские и голландские корабли включали в запасы продовольствия фрукты, немецкие и шведские — кислую капусту. Книгу Джеймса Линда «Трактат о цинге» (А Treatise of the Soury»), изданную в 1753 г., принято считать основополагающей в том направлении медицины, которое в последующих столетиях привело к открытию витаминов. Интересно отметить, что Петр I, создавая в 1703 г. российский флот, вводил голландские рационы, включавшие лимоны и апельсины. Петр учился кораблестроению в Голландии и узнал этот секрет. Витамин С как определенное химическое соединение был открыт в 1928 г. С 1932 г. это соединение получило название «аскорбиновая кислота».

В обзорах по истории цинги и в книгах о витаминах обычно утверждается, что в ХХ столетии уже не наблюдалось массовых заболеваний цингой. Это не соответствует действительности. Эпидемии цинги были обычным явлением в сибирских и дальневосточных трудовых лагерях в Советском Союзе в 1933—1953 гг. Среди миллионов заключенных именно авитаминозы и прежде всего цинга были главной причиной смертности. От цинги умер в марте 1941 г. и мой отец, томившийся в одном из колымских лагерей Магаданской области. В его последнем письме, пришедшем к нам в Ростов-на-Дону с многомесячной задержкой из-за отсутствия зимней навигации в Охотском море, была приписка нам с братом — «ребятки, пришлите, если сможете, витамин С». Массовые заболевания цингой наблюдались в блокадном Ленинграде в зимние месяцы 1942 и 1943 годов. Совсем недавно цинга была массовой болезнью в лагерях беженцев в Судане.

Функции витамина С

Главный белок соединительной ткани, коллаген, входящий в состав сухожилий, хрящей, костей, кожи и кровеносных сосудов, не может образовывать прочных волокнистых структур при отсутствии аскорбиновой кислоты. Фермент пролилгидроксилаза, формирующий межмолекулярные поперечные связи в спирали из трех переплетенных коллагеновых молекул, содержит атом железа. Фермент активен лишь в том случае, когда атом железа находится в восстановленной ионной форме Fе2+. Восстановительная реакция обеспечивается аскорбиновой кислотой, сильным антиоксидантом. Коллаген — очень устойчивый белок, его молекулы образуются и функционируют без замены в течение многих недель. Именно поэтому отсутствие аскорбиновой кислоты в диете человека проявляется признаками заболевания цингой лишь после нескольких месяцев неполноценного питания.

Старение человека удлиняет этот срок, так как обновление коллагена замедляется с возрастом. У очень старых людей коллаген почти не обновляется, и после 80 лет цингой уже не болеют. Большинству животных она также не угрожает, но по другой причине. Аскорбиновая кислота синтезируется у них в печени в циклах метаболизма глюкозы. В эволюции способность тканей к синтезу аскорбиновой кислоты была утрачена лишь у приматов и у нескольких других видов, питавшихся главным образом растительной пищей.

Оптимальные дозы

Открытие аскорбиновой кислоты и ее специфических функций в предупреждении и лечении цинги вызвало, естественно, вопрос об оптимальных дозах. Решить его можно было лишь в опытах на людях, добровольно соглашавшихся на такой режим питания, при котором могли появляться симптомы цинги разной степени тяжести. Как это часто бывает, первыми добровольцами в опасных для здоровья экспериментах были сами ученые, изучавшие эту проблему. В 1930-е годы независимо друг от друга трое ученых в Германии установили для себя диету, свободную от аскорбиновой кислоты, в течение 100 и 160 дней.

Однако ни у одного из них не появилось симптомов цинги. В США один ученый, перешедший на рацион без витамина С, обнаружил у себя признаки авитаминоза только через 5 месяцев. Первый более массовый эксперимент был проведен в Великобритании в 1944 г. Участниками его были молодые мужчины, призванные в армию, но не желавшие воевать «по этическим причинам». Им предложили альтернативную службу — диету без витамина С и жизнь под наблюдением врачей в одном из госпиталей Шеффилда. В опыте участвовали двадцать солдат. Все они получали диету, в которой полностью отсутствовал витамин С. Однако семи волонтерам из двадцати каждый день давали по 10 мл кристаллической аскорбиновой кислоты. Трем участникам доза аскорбиновой кислоты была увеличена до 70 мг в день. У десяти солдат, не получавших витаминной добавки, слабые признаки цинги — выпадение волос — были обнаружены через 17 недель опыта. Более явные признаки авитаминоза — кровотечения из десен появились через 26 недель. У семи человек, получавших ежедневно по 10 мг аскорбиновой кислоты, никаких признаков цинги не было.

Более того, 10 мг аскорбиновой кислоты в день достаточно, чтобы вылечить от начавшейся цинги главную группу участников. Этот опыт, отчет о котором не публиковался много лет, привел британских военных медиков к выводу о том, что

10 мг — минимальная доза витамина С, достаточная для предупреждения и лечения цинги. Такое количество аскорбиновой кислоты содержится в одной, среднего размера, вареной картофелине, в 20 граммах капусты и в одном яблоке. Один апельсин мог обеспечить человека витамином С на неделю. Однако для гарантии Британский медицинский совет установил рекомендуемую дневную дозу в 30 мг. Это был трехкратный запас надежности. Беременным и кормящим женщинам оптимальную дозу увеличили до 40 мг.

В США аналогичный эксперимент провели лишь в 1969 г. Добровольцев вербовали по тюрьмам. Заключенным, согласившимся на риск заболевать цингой, обещали досрочное освобождение. В этом опыте ясные симптомы цинги появились на несколько недель раньше, чем в британском эксперименте 1944 г. Это можно объяснить, очевидно, неполноценностью тюремной диеты до начала опыта. В США 10 мг также были пороговой дозой. Но американский Институт здоровья и администрация по продовольствию и питанию решили увеличить гарантию надежности и рекомендовали для взрослых мужчин ежедневную дозу аскорбиновой кислоты в 60 мг. Для женщин она была снижена до 55 мг. Разница между Великобританией и США по рекомендуемой дневной дозе витамина С (РДД) сохраняется до настоящего времени.

«Витаминная революция» Лайнуса Полинга

В декабре 1970 г. знаменитый американский ученый Лайнус Полинг, занимавший в то время должность профессора химии Стенфордского университета в Калифорнии, опубликовал в «Докладах» национальной академии США статью «Эволюция и потребность в аскорбиновой кислоте», которая объявляла ошибочными все предыдущие данные о роли аскорбиновой кислоты в организме человека и об оптимальных для здоровья дозировках витамина С. К такому заключению Полинг пришел не путем каких-либо экспериментов, а в результате теоретических рассуждений и избирательного использования некоторых литературных источников.

Одной из исходных для Полинга стала работа Г. Боурна, который еще в 1949 г. предположил, что оптимальной дозой витамина С для человека может быть 4,5 грамма в день, так как примерно столько аскорбиновой кислоты поступает в организм горилл, питающихся исключительно растительной пищей. Если бы человек, рассуждал Полинг, как и приматы, обеспечивал все свои калории свежими овощами, фруктами и листьями растений, то в его организм поступало бы ежедневно также не менее 5 граммов аскорбиновой кислоты. Получение необходимых человеку 2500 килокалорий в сутки исключительно за счет качанной капусты обеспечивало бы организм 5 граммами аскорбиновой кислоты, а в случае более питательной брокколи — 8,8 грамма. Те же калории за счет черной смородины сопровождались бы 9,3 грамма витамина С, а за счет сладкого красного перца — 16,5 грамма. Люди в результате недавней эволюции перешли к потреблению более концентрированных источников калорий — зерен растений, мяса, рыбы, жиров, которые содержали очень мало витаминов. В человеческом обществе в результате отхода от обычной для обезьян пищи возник хронический авитаминоз, и ликвидация его с помощью синтетических витаминных препаратов могла бы иметь огромное значение для здоровья, иммунитета и долголетия.

Это была основа гипотезы Полинга. Из гипотезы также следовало, что витамин С необходим в организме не только для формирования волокон коллагена, но и для множества других функций и прежде всего для защиты всех тканей и клеток от повреждающего действия свободных радикалов. Теория Денмана Кармана, объяснявшая процесс старения животных накоплением повреждений в клетках от действия свободных кислородных радикалов, образующихся в результате многих биохимических реакций, была особенно популярна в 1960-е.

По предположению Лайнуса Полинга, ежедневные дозы витамина С должны быть увеличены в 100—200 раз. В этом случае аскорбиновая кислота будет защищать человека от инфекций, особенно простудных, стимулировать иммунную систему, ускорять детоксификацию вредных веществ, заживление ран, улучшать работу мозга и снимать стрессы. В качестве примера Полинг приводил пока только свой собственный, сообщая, что они с женой установили для себя дневную норму витамина С в 10 граммов.

Лайнус Полинг был в 1970 г., очевидно, наиболее знаменитым ученым, лауреатом двух Нобелевских премий. Первую премию, по химии, он получил в 1954 г. «за изучение природы химической связи». Вторая, полученная им в 1962 г., была премией мира. Она отмечала заслуги Полинга в мобилизации общественного мнения против испытаний атомных и водородных бомб. Лайнус Полинг был профессиональным физико-химиком, сделал несколько крупных открытий в молекулярной биологии, в частности по установлению природы аномалий в структуре гемоглобина. Он был членом американской Национальной академии наук, и это давало ему особую привилегию публикации своих статей в «Докладах» академии без рецензий. Такие привилегии имеют академики и в других странах, но только по отношению к «Докладам» их собственных академий. Статья Полинга вызвала в редакции острые прения, и некоторые члены редколлегии были против ее публикации. Устав академии, однако, оказался сильнее этих возражений.

Публикация статьи Полинга в декабре 1970 г. вызвала полемику и критические комментарии в некоторых медицинских и биохимических журналах. Было известно, что уровень аскорбиновой кислоты в крови не должен превышать 1 миллиграмма на децилитр, так как увеличение концентрации кислот в крови могло изменить нейтральную реакцию плазмы и привести к удалению избыточной кислоты через почки. Менять рекомендуемые дозы витаминов без множества дополнительных исследований не было оснований». Вполне возможно, что весь этот спор вокруг статьи Полинга мог бы затихнуть через 2—3 года без особых последствий. Этого не случилось по неожиданной причине.

В 1972 г. в Сан-Франциско умерла бездетная и очень богатая вдова. Ее многомиллионное состояние по завещанию было пожертвовано на создание в Калифорнии научного института по разработке методов продления жизни. По желанию покойницы первым президентом фонда и директором института следовало назначить профессора Лайнуса Полинга.

В 1974 г. я впервые побывал в США, где провел два месяца, посетив многие штаты. В мае был и в Калифорнии, где у меня имелось несколько друзей — биохимиков и геронтологов, с которыми я в прошлом переписывался и встречался в Москве на конференциях. Один из них, Том Джукс, профессор Калифорнийского университета в Сан-Франциско, являлся крупным специалистом по биохимии витаминов. Он был очень серьезным оппонентом предложений Полинга об увеличении доз витамина С. Том Джукс также был членом Национальной академии США и опубликовал в ее «Докладах» статью с критикой аргументов Полинга.

По словам Джукса, в фонде нового Института науки и медицины Лайнуса Полинга имелось уже более 70 млн. долл. Институт располагался в живописном городе Пало Алто на берегу Сан-Францисского залива. Здание строилось по проекту знаменитого французского архитектора.

Витамин С для лечения рака

Для первого обширного клинического испытания лечебных свойств мегадоз витамина С Институт Лайнуса Полинга выбрал сверхсложную задачу — доказать возможность излечения тех больных раком людей, которые были признаны безнадежными и которым уже не помогало ни радиационное, ни фармакологическое лечение. Им предлагали по 10 граммов аскорбиновой кислоты в день в первые дни путем внутривенных инъекций, а затем с пищей.

Провести такой эксперимент в США было невозможно, так как в американских частных клиниках больных лечат до самого конца их жизни, если они, конечно, оплачивают это лечение. Нужно было найти страну с бесплатной государственной медициной, в которой больных, признанных безнадежными, выписывают домой или в особые пансионаты для умирающих. Больные в этом случае были, безусловно, готовы лечиться вновь с помощью нового, еще не испытанного лекарства. Местом для проведения эксперимента выбрали больницу возле озера Лох примерно в 40 километрах к северу от Глазго (Шотландия). Работа началась в 1971 г. и проводилась несколько лет под руководством шотландского хирурга Эвана Камеруна. Отчет об этом исследовании был опубликован в 1976 г. также в «Докладах» Национальной академии.

Заболевания раком встречаются в любом районе, и больных отправляют в специализированную клинику. В Великобритании, однако, районная больница, которую выбрал Институт Полинга, не держит безнадежных больных. Это было бы слишком дорого для государственного здравоохранения. На этих обреченных и распространялась программа с витамином С, и их лечение обеспечивалось фондами нового института.

Это были люди в возрасте от 38 до 90 лет с разными формами рака желудка, легких, кишечника, груди, желчного пузыря, поджелудочной железы, почек, предстательной железы, лейкемии и других. Общим было лишь то, что всех их признали безнадежными и неизлечимыми. Формальное государственное лечение этих больных было прекращено.

В заключительном опыте, который еще не завершился к моменту отправки отчета в публикацию в августе 1976 г., участвовали сто раковых больных. Определялось начало эксперимента и число дней, в течение которых больной продолжал жить. Большинство рано или поздно умирали, но несколько человек были живы к августу 1976 г. Средний срок жизни после начала лечения аскорбиновой кислотой был 210 дней, тогда как по многолетнему опыту этой больницы не ожидалось, что они проживут дольше 50 дней. В результате этого авторы пришли к выводу, что большие дозы витамина С продлевали жизнь больных раком на последней стадии в четыре раза.

В 1977—1978 гг. попытки лечения рака по этой же схеме предпринимались в некоторых клиниках США. Воспроизвести результаты Камеруна и Полинга никому не удалось. Основной недостаток эксперимента, проведенного под руководством Камеруна и Полинга, состоял в том, что в нем не было контрольной группы больных, которые не получали витамина С. При испытаниях любых лекарственных препаратов обязателен «слепой» контроль — сравнимая по числу группа пациентов, которым вместо лекарства дают т. н. плацебо, идентичный по виду препарат, но фактически пустой, содержащий либо крахмал, либо сахар, либо желатин и т. д. При этом весь контингент больных не знает, кто из участников испытания получает капсулы с лекарством, а кто — с инертным наполнителем.

В работе, которую проводили Камерун и Полинг, реальный контроль был просто невозможен. Каждый случай рака уникален, тем более в конечной стадии, когда развиваются метастазы. Поэтому псевдоконтролем служили истории болезни около тысячи больных раком, прошедших в прошлом через ту же больницу, и отчеты о том, сколько дней они прожили после прекращения лечения.

Авторы старались найти в этой тысяче похожие случаи рака и у людей примерно такого же возраста. Поскольку реального контроля все же не было, проведенный эксперимент не был признан как клиническое испытание. В заключении своей публикации Камерун и Полинг делали достаточно смелое предположение о том, что «большее количество витамина С, чем 10 г/день, могло бы иметь лучший эффект. Мы также считаем, что в том случае, если лечение аскорбиновой кислотой будет начато на ранних стадиях рака, продолжительность жизни может увеличиться, например, с 5 лет до 20».

Официальная медицина и в США, и в Великобритании отнеслась к этому предсказанию скептически. Аскорбиновой кислотой рак на ранних, средних и поздних стадиях в последующем никто не лечил. Но пропаганда в прессе может быть значительно сильнее авторитетов. Если аскорбиновая кислота, рассуждал обыватель, продляет в четыре раза жизнь безнадежных раковых больных, то для здоровых людей она еще полезнее и сможет предотвратить заболевания этим недугом. В течение года производство аскорбиновой кислоты в США увеличилось в десятки раз. К концу 1978 г. американцы тратили на покупку аскорбиновой кислоты около 500 млн. долл. в год. Поскольку витамины классифицировались как пищевые продукты, бутылки с мегадозами витамина С можно было купить не только в аптеках и магазинах здоровья, но и в продовольственных супермаркетах.

Взлет и падение витаминной мегатерапии

В начале 1980-х гг. общее производство синтетического витамина С достигало в США и других западных странах нескольких десятков тысяч тонн. Упаковки с капсулами аскорбиновой кислоты продавались даже по почтовым заказам. Росли и размеры этих капсул: по 250 мг, 500 мг, 1000 мг, затем по 5 и 10 граммов. Продавался и порошковый препарат аскорбиновой кислоты, чистой или нейтрализованной буферными минералами. Упаковка весом 1 фунт, или 454,6 г, стоила 23 доллара. Витамин в этом случае предлагалось отмерять чайной ложкой, 4—5 г в каждой порции. Порошковую аскорбиновую кислоту рекомендовалось добавлять в разные напитки.

В американском бестселлере 1982 года «Продление жизни» утверждалось, что витамин С в некоторых случаях полностью излечивает рак и множество инфекционных болезней, включая туберкулез, лихорадку, полиомиелит, герпес, пневмонию, грипп, гепатит и другие болезни. Успеху этого витамина способствовало и то, что несколько крупных фармакологических компаний — Мерк, Роше, Глаксо и др., к которым относились с доверием, начали продавать аскорбиновую кислоту в комбинации с разными лекарствами, например с аспирином.

Появился в продаже и необычный жирорастворимый витамин С в форме синтетического соединения аскорбиновой и пальмитиновой кислот. Предполагалось, что это соединение может, как антиоксидант, защищать липидные оболочки клеток от окислительных реакций. Подобного соединения не существует в природе, и его метаболизм в организме никем не изучался. Витамин С как антиоксидант добавлялся и в разные пищевые продукты: в колбасу, бекон, сосиски, бульонные кубики. Такое использование аскорбиновой кислоты было оправдано технологически. Наличие антиоксидантов в копченых мясных продуктах увеличивает срок их хранения и нейтрализует вредное действие добавляемых в такие продукты нитратов и нитритов. Лайнус Полинг опубликовал в 1980-е годы четыре книги и множество статей. Он утверждал, что витамин С в больших дозах может увеличить продолжительность жизни на 7—8 лет. Его личные дозировки возросли до 18 г в день.

К числу лечебных свойств витамина С было добавлено предупреждение атеросклероза, рассасывание атеросклеротических бляшек и профилактика СПИДа.

Лайнус Полинг умер 19 августа 1994 г. в возрасте 93 лет. Он намного пережил свою жену Ави, которая умерла в 1981 г. от рака желудка. Пропаганда целебных свойств высоких доз витамина С после смерти Полинга значительно ослабла. В печати начали появляться результаты исследований негативных последствий употребления больших доз витамина С. При дневных дозах в пять граммов, как выяснилось, больше половины аскорбиновой кислоты просто не успевает всасываться в кишечнике. Для полного обеспечения организма человека аскорбиновой кислотой необходимо только 100—200 мг в день. Весь избыток при мегадозах подвергается распаду в печени. При этом образуется щавелевая кислота, которая, вступая в контакт с мочевой кислотой и кальцием в почечных канальцах, может образовывать почечные камни. Один из пятнадцати энтузиастов высоких доз аскорбиновой кислоты (а их только в Великобритании было около трех миллионов) заболел почечно-каменной болезнью.

В 1996 г. в Норвегии был принят закон, запрещавший продавать капсулы, содержавшие больше 250 мг аскорбиновой кислоты. За Норвегией в 1997 г. последовали Финляндия и Германия. Ограничительные законы запрещали рекламу витаминов как лечебных препаратов против конкретных заболеваний, если не было необходимой для лекарств серии клинических испытаний. Эти законы, как оказалось, затрагивали интересы множества пищевых и фармакологических фирм. Поскольку витамины классифицировались в Европейском Союзе как пищевые продукты, то для их поступления в коммерческую продажу никаких клинических испытаний не требовалось.

Именно этот конфликт привел к обращению производителей витамина С в Европейский суд. Рассмотрение проблемы длилось несколько лет. Суд принял окончательное решение только 12 июля 2005 г. Лондонская газета «Таймс», защищавшая интересы фармакологических компаний, назвала это решение «отравленной пилюлей». Суд не только не отменил ограничений, введенных в Норвегии, Финляндии и Германии, но и распространил их на другие страны ЕС.

Реализация этого решения, которое вступило в силу с 1 августа 2005 г., займет, очевидно, несколько лет. В настоящее время капсулы с мегадозами витамина С, от одного до пяти граммов, все еще продаются и в Великобритании, и в США, но изменились формулировки рекомендаций. Слова «лечит», «излечивает», «продляет» и т. п. заменены на «способствует сохранению», «защищает».

Ограничения, вводимые в Европейском Союзе, не распространяются, естественно, на Россию и другие страны СНГ. Филиал Института науки и медицины Лайнуса Полинга был открыт в Москве в 1995 г. В России также появилась связанная с этим институтом коммерческая американская компания «Ирвин Нейчуралз», предлагающая потребителям мегадозы витамина С и других витаминов в разных комбинациях. Витамин С по-прежнему рекламируется как средство против атеросклероза, для предотвращения инфарктов и инсультов и как препарат, входящий в «Линию витаминов Лайнуса Полинга и комплекс продления жизни». Дилерские конторы этой компании в сентябре 2005 г. существовали во всех странах СНГ и в основных крупных городах Российской Федерации. Каждая пятая банка с витамином С предлагалась бесплатно. «Пенсионерам и льготникам при покупке

10%-ная скидка». На этикетках банок воспроизводится медаль Нобелевской премии с профилем Альфреда Нобеля. Подобная реклама, конечно, неоправданна.

Геронтологические советы по витамину С

Научно доказанным к настоящему времени может считаться лишь участие аскорбиновой кислоты как кофактора в формировании коллагеновых волокон. Для обеспечения именно этой функции витамина С рекомендуемые органами здравоохранения дневные дозировки в 30—60 мг являются оптимальными. В ежедневной диете, содержащей овощи и фрукты, имеется достаточно витамина С.

100 г свежей капусты содержит 60 мг аскорбиновой кислоты. В квашеной капусте, которая была в прошлом основным источником витамина С для российских крестьян в зимнее время, содержание аскорбиновой кислоты может увеличиваться во время микробного брожения. Но значительная часть витамина переходит в рассол, который приобретает лечебные свойства.

Цветная капуста содержит около 70 мг витамина С на 100 г, брокколи — 110 мг. Богаты им помидоры, зеленый лук, шпинат, цитрусовые.

При кипячении овощей, требующем очень мало времени, витамин С почти не разрушается, но часть его переходит в отвар. В литературе часто можно найти утверждения о том, что кипячение разрушает витамин С. Экспериментаторы в этом случае проверяли продукты не домашней кулинарной обработки, а те, которые готовятся в больницах, домах престарелых, общественных столовых, например в школах или университетах. Здесь картофель или капуста подвергаются кипячению в больших объемах и удерживаются в горячем состоянии в течение 2—3 часов. При таких условиях разрушение витамина С идет глубже и полнее, но все же не до конца. Экспериментальные исследования общественного питания в его худшем варианте — в домах престарелых показали, что в получаемых старыми людьми вареных овощах остается 10—20% исходного количества витамина С. В этой работе исследовалась больничная пища в Великобритании. В других странах положение может быть иным, часто хуже.

Свежие фрукты и овощи содержат значительно больше витамина С, чем приготовленные из них соки. Те, что продаются в супермаркетах, изготовлены, как правило, из концентратов. Они также стерилизуются. Фруктовые соки, лимонный и апельсиновый появились уже в XVI ст. в богатых итальянских домах. Свежеотжатый сок смешивался с медом и разводился. Однако на экспорт готовился концентрированный сироп, в котором витаминов не было. В США в XVIII и XIX ст. на кораблях в качестве антицинготного средства запасали клюкву в бочках. Она может храниться в свежем виде дольше года.

Животные продукты — мясо, молоко, яйца, рыба — также содержат витамин С, но в небольших количествах. Для северных народов источником этого витамина всегда были свежее мясо и печень морских животных и морские водоросли. Священники, приезжавшие в Арктику как миссионеры, не ели сырых мяса и рыбы и обычно заболевали цингой.

В прошлом питание человека имело резко выраженный сезонный характер. В умеренном климате богатая витаминами пища имелась в изобилии летом и осенью. Хотя эволюция человека в умеренных широтах измеряется десятками тысяч лет, этого времени было достаточно для развития адаптивных приспособлений. Человек, в частности, обеспечивает свой организм резервом витамина С на 3—4 месяца. В коре надпочечников, крупных желез внутренней секреции, имеются клетки, способные резервировать аскорбиновую кислоту в высоких концентрациях. Такие резервные клетки есть и в печени. Максимальный резерв витамина С, накапливаемый в благоприятный сезон, может достигать 1,5—2 граммов.

У людей, которые в недавнем прошлом увлекались ежедневным приемом мегадоз аскорбиновой кислоты в 5—10 граммов, избыток этого вещества приводил к постоянному переполнению клеток-депо для витамина и к их разрушению, часто необратимому. При дефиците витамина С эти люди могут быстро заболеть цингой. Изучение последствий почти тридцатилетнего увлечения мегадозами аскорбиновой кислоты пока только начинается. Американская Федеральная администрация по лекарствам (FDA) создала специальную службу, которая регистрирует многочисленные случаи отравлений не только лекарствами, но и витаминами.

При старении концентрация аскорбиновой кислоты в крови снижается. Это, однако, не означает, что необходимо увеличивать количество витамина С в продуктах питания. У старых людей почти не происходит синтеза коллагена. Коллаген в составе костей, хрящей, сухожилий, кожи, кровеносных сосудов и дентина зубов — это по существу основной белок нашего тела. С возрастом коллагеновые волокна становятся менее эластичными в результате уплотнения и увеличения числа поперечных связей в волокнах. Одновременно с этим резко замедляется и обновление коллагеновых белков. Согласно некоторым теориям изменения коллагеновых структур являются главной причиной старения. В глубокой старости люди уже не болеют цингой. Это означает, что потребность в витамине С в старости также снижается. Способность к синтезу коллагена не исчезает и в глубокой старости, и поэтому сохраняется способность к регенерации костных тканей и кожи при повреждениях.

Однако число клеток, которые синтезируют проколлаген и секретируют коллаген (хондроциты), к старости уменьшается. Именно этим клеткам необходима аскорбиновая кислота как кофактор фермента пролилгидроксилазы. Все эти процессы очень сложны и зависят от множества факторов. Попытка изменить их динамику с помощью столь простого препарата, как аскорбиновая кислота, была крайне наивной. Недавнее обстоятельное исследование влияния повышенных доз витамина С и минеральных добавок на заболеваемость пожилых людей инфекционными болезнями, включая простудные и легочные, не обнаружило разницы между опытной и контрольной группами. В этом клиническом опыте, который проводился в Шотландии в 2003—2005 годах, участвовали более десяти тысяч старых людей в возрасте 65—74, 75—84 и старше 85 лет.

Общая смертность в опытных и контрольных группах была одинаковой. Аналогичные опыты проводились и в других странах. Эти результаты приводят к неизбежному, хотя и пессимистическому заключению. Коммерческие компании, которые предлагают наивным потребителям избежать болезней и продлить жизнь мегадозами витамина С, больше заботятся о своих прибылях, нежели о нашем здоровье.

Содержание витамина С в соках (апельсиновый, томатный и другие) примерно наполовину меньше, чем в свежих фруктах и овощах. Соки, приготовленные из концентратов, содержат мало витамина С. Однако коммерческие продукты часто обогащают синтетическим витамином С. Хлебобулочные изделия содержат мало витамина С.

Таблица содержание аскорбиновой кислоты в свежих пищевых продуктах, мг на 100 г сырого веса

Овощи

Капуста белокочанная 40—50

Капуста цветная 70

Брокколи 110

Картофель свежесобранный 25—30

Картофель старый 10

Морковь 8

Огурцы 15

Помидоры  25

Лук зеленый 27—30

Перец зеленый 125

Перец красный 250

Редис 50

Салат 15

Шпинат 30

Кале 130

Лук-порей 100

Хрен 90

Пастернак 130

Кольраби 60

Турнепс 60

Горошек зеленый 25

Кабачки 10

Баклажаны 5 

Особо богатые источники витамина С

Ацерола (ягоды из Зап. Индии) 1600
Шиповник 1000—1500
Кориандр 500
Листья примулы (примроза) 800

Животные продукты


Молоко коровье 2—3
Молоко кобылье 25
Мясо 20—25

Фрукты и ягоды


Абрикосы 10
Апельсины 50
Арбуз 7
Бананы 10
Виноград 4
Груша 8
Дыня 20
Вишня 15
Земляника садовая 60
Клюква 15
Крыжовник 40
Лимоны 120
Мандарины 30
Персики 10
Слива 8
Смородина красная 40
Смородина черная 250
Яблоки 10—30
Панама 60
Ананасы 16
Грейпфрут 26

Таблица составлена по официальным справочникам ВОЗ, Минздрава СССР и другим источникам

Сохранность витамина С при кулинарной обработке


Домашняя кулинария

Сохранность витамина С по сравнению со свежими продуктами, %

Капуста вареная с отваром (варка 1 час)

   50

Щи кислые

   50

Капуста тушеная

   15

Картофель, варенный в кожуре

   75

Картофель жареный

   35

Картофельное пюре

   20

Морковь отварная

   40

Кулинария в больницах и домах престарелых

Капуста вареная

   25

Морковь вареная

   20

Цветная капуста

   15

Горошек

   15

Картофель

   12

Запись на консультацию

(098) 256-65-10