Глобальная эпидемия ожирения

Жорес Медведев

Избыточный вес — всегда результат дисбаланса между расходом энергии организмом и энергетическим потенциалом поглощаемой пищи. В природных условиях все животные способны к созданию резервных запасов энергии, которые обеспечивают выживание в условиях сезонных колебаний доступности пищи. Запасная энергия резервируется в форме гликогена и жира. Однако полный запас гликогена не превышает у человека 250 г, что соответствует 1000 Ккал. Этот резерв расходуется каждые сутки во время сна на поддержание стабильного уровня глюкозы в крови. Жировые резервы, которые есть и при оптимальном весе тела, обеспечивают около 140 000 Ккал, то есть «стратегический» запас энергии на 60—70 дней. Этот резерв создается 15—16 кг жира, равномерно распределенного в подкожной жировой ткани.

Сельскохозяйственное производство позволило людям преодолеть трудные сезоны года запасами продовольствия, а не резервами собственного жира. Избытки продовольствия вели к возникновению городов, ремесел и промышленности. Переедание и ожирение появилось в городах как социальное явление среди высших слоев общества. Труд до изобретения машин и генераторов электричества был в основном мускульным и обеспечивался калориями продуктов питания. Массовый дисбаланс между производством продовольствия и потребностями населения в калориях появился в западных странах около 50 лет назад. Физический ручной труд постепенно исчезал из всех отраслей экономики. Физиологический расход энергии населением снижался, тогда как производство сельскохозяйственной продукции продолжало расти. Экспорт продовольствия не мог ликвидировать излишки. Цены на продукты питания непрерывно снижались, и главным регулятором их потребления стала реклама. В конце 90-х годов только в США продовольственная и ресторанная индустрия тратила $36 млрд. в год на рекламу своей продукции. Конкуренция между продовольственными корпорациями вела к увеличению порций, упаковок и расфасовки еды. Потребительская экономика относится к продовольствию так же, как и к любому товару массового спроса. Прибыли зависят от объемов продаж.

В Европе происходили те же процессы, но с некоторым опозданием. К концу прошлого века домашняя кулинария в США и странах ЕС превратилась в хобби, ее вытеснили рестораны быстрого питания и кулинарные продукты супермаркетов. Массовое переедание стало нормой. В 2003 г. на первом месте в мире по объему переедания, 3774 Ккал в день на каждого жителя, или $150 от рекомендуемого ВОЗ минимума, находились США.Второе место — 3741 Ккал — принадлежало Португалии. На третьем месте с 3721 Ккал в день оказалась Греция. За ней следовала Франция с 3654 Ккал. В сравнительно недавнем прошлом эти европейские страны служили образцом здорового питания, знаменитой «средиземноморской диеты», богатой овощами и фруктами. Россия и Украина сильно отставали от среднеевропейского уровня. Однако Москва по калорийности ежедневной нормы продуктов и по избыточной массе тела жителей почти догоняла Францию. Глобальная эпидемия ожирения была в 2000 г. отнесена ООН к главным факторам риска для здоровья.

Лишний вес как фактор риска

Для определения разных степеней полноты людей в научной литературе используется индекс массы тела; вес в килограммах, разделенный на рост в метрах в квадрате, предложенный бельгийским математиком Адольфом Куетелетом более 150 лет назад. Лично для меня этот индекс: 80/1,82 равен 24,69 и находится в пределах нормы. По многолетним данным страховых кампаний, наилучшим для долголетия мужчин европейских этнических групп является величина индекса 24,80. Для женщин наилучший индекс равен 24,3. Для африканских рас оптимальные по корреляции с долголетием индексы варьируют от 27 до 28. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рассматривает величины индекса массы тела от 19 до 24,9 как оптимальные, от 25 до 29,9 — как overweight, или «легкое ожирение», «лишний вес». Индекс от 30 до 39,9 определяется как сильное, или даже «клиническое» ожирение. Индекс выше 40 свидетельствует о серьезной угрозе жизни.

Из известных советских лидеров ожирением страдали Хрущев и Брежнев, имевшие индексы массы тела близкие к 30 и умершие от инфаркта в возрасте 77 и 76 лет. Британский лидер Черчилль, индекс массы тела которого был около 32, прожил 91 год. Однако он перенес два инсульта, снизивших его работоспособность в последние годы жизни. Сильное ожирение, затруднявшее даже ходьбу, можно было наблюдать у премьера Израиля Шарона. Его индекс массы тела по визуальной оценке приближался к 40.

Лишний вес создает дополнительную нагрузку на суставы ног и позвоночник. Суставы быстрее изнашиваются и чаще повреждаются. При ожирении увеличивается риск артрита и остеопороза. Дополнительная масса приводит к необходимости увеличения объема крови и более высокого давления для ее циркуляции по увеличенной сети капилляров. Ожиревшие люди чаще страдают от гипертонии и связанного с ней комплекса сердечно-сосудистых заболеваний. Ожирение повышает нагрузки на сердце даже в состоянии покоя. Затрудненное кровообращение ведет к появлению варикозных вен и аритмии сердца. Смертность от болезней сердца у людей с ожирением в два раза выше, чем у лиц с оптимальным весом. В сыворотке крови при ожирении увеличена концентрация триглицеридов и холестерина. Ожиревшие люди чаще болеют желчно-каменной болезнью, холециститом и панкреатитом. Переедание и ожирение непосредственно связаны с риском подагры — отложением в суставах солей мочевой кислоты.

Отложение жира в почках ослабляет их функции и сопровождается тромбозом почечных вен, образованием почечных камней и протеинурией — появлением в моче белков. При ожирении, даже умеренном, значительно увеличивается риск заболевания диабетом, сопровождаемого нарушениями углеводного и жирового обмена. По данным ВОЗ, на 2000 г. 8% всего населения США страдало от диабета-2, связанного с ожирением. Среди европейских стран наиболее высокий уровень заболеваний диабетом, около 6% населения, наблюдался в Греции, Португалии, Венгрии и Польше.

Излишние отложения жира в брюшной полости поднимают диафрагму и уменьшают возможности расширения легких при вдохе. Дыхание становится более частым, но неглубоким. Сравнительно небольшие физические усилия ведут к одышке и быстрой утомляемости. Ожирение коррелирует с большим риском раковых заболеваний кишечника и молочной железы. Недавно опубликованы результаты обширных многолетних исследований, проводившихся с 1964 по 2003 год и показавших связь ожирения у людей среднего возраста с вероятностью развития диментии, старческого слабоумия и болезни Альцгеймера. У людей с индексом массы тела выше 30 риск появления мозговых аномалий в старости увеличивался на 74%. Возрастал также и риск болезни Паркинсона. Наибольшие негативные последствия на продолжительность жизни обнаружены для тех групп населения, у которых ожирение развивается в молодые или средние годы. Если масса тела нарастает в пожилом возрасте, то она не приводит к заметному сокращению ожидаемой продолжительности жизни.

Темпы нарастают

В США пропорция людей с клиническим ожирением и индексом массы тела выше 30 очень медленно возрастала с I960 по 1980 годы, с 12,5% населения до 14,5. Главной причиной этого было снижение физической активности людей, а не переедание. Однако к 1994 г. число клинически ожиревших среди населения возросло до 22,5%. В 2002 г. оно достигло 22,5%, а в 2005-м — 32,2%. Наряду с умеренным ожирением, т. е. увеличением лиц с индексом веса тела от 25 до 29,9, число людей с лишним весом превысило в США 60%. К недостаточной физической активности прибавилось переедание. По клиническому ожирению в США лидируют южные штаты — Алабама и Миссисипи.

В Европе на первое место по уровню умеренного и клинического ожирения вышла Греция. У 29% греков индекс массы тела в 2002 г. был выше 30. Англия занимала второе место, за ней шли Испания и Франция. Проблема ожирения оказалась очень серьезной для Канады и Австралии, государств Центральной Европы и региона Персидского залива, богатых нефтью. Эпидемия ожирения распространилась на Центральную и Южную Америку. Среди экономически развитых стран только Япония имеет в настоящее время «здоровое» соответствие между потреблением продуктов питания и физической конституцией своих жителей. В Японии индекс массы тела выше 30 обнаруживался лишь у 2% населения. Умеренностью японцев в потреблении продуктов питания объясняется, по-видимому, и максимальная в мире средняя продолжительность жизни мужчин и женщин именно в Японии. В Китае проблема ожирения оказалась наиболее серьезной не столько для взрослых, сколько для детей. Это явилось следствием строгой политики ограничения рождаемости одним ребенком.

Экономические последствия

В условиях натурального хозяйства и при домашнем приготовлении пищи продукты питания обычно удовлетворяют физиологические потребности людей. Объем потребляемой пищи регулируется в основном аппетитом и чувством насыщения. Домашние блюда готовятся из натуральных продуктов. При развитии пищевой промышленности и коммерческой кулинарии в питание людей входит множество искусственно создаваемых продуктов и острых приправ, которые при регулярном потреблении создают привыкание, хотя и не столь сильное, как при курении или употреблении алкоголя. Хорошо известно привыкание к соленой или сладкой еде, к напиткам вроде кока-колы, к кофе, шоколаду и вафлям, мороженому, уксусу, горькому перцу, к горчице и даже чесноку. Существует привыкание к определенным типам кафе и ресторанов, которое определяется известной системой условных физиологических рефлексов на вкусовые, обонятельные и зрительные раздражители. Пищевые и ресторанные корпорации активно используют условные рефлексы, создавая их уже у детей. Концентрированным крахмало-жировым изделиям вроде чипсов искусственно придают несвойственные их компонентам популярные вкусы и запахи натуральных продуктов. Реклама малопитательных, но богатых калориями изделий всегда сопровождается примерами их поглощения красивыми и молодыми людьми, звездами или знаменитыми спортсменами.

Переедание, поощряемое рекламой и конкуренцией, приносит огромные прибыли продовольственным корпорациям, ресторанам быстрого питания, сетям продовольственных автоматов и супермаркетам. Оно, безусловно, обеспечивает и трудовую занятость населения. В США в 2002 г. супермаркеты давали работу 2,8 млн. чел., ресторанные сети, кафе, закусочные и бары обслуживали 8,01 млн. чел. Около 3 млн. людей были заняты в пищевой промышленности. В то же время в сфере сельскохозяйственного производства работали лишь 2,2 млн. чел.

Почти во всех странах Европы происходит процесс вытеснения ресторанов национальной кухни ресторанами быстрого питания со стандартными наборами относительно дешевых, но высококалорийных блюд. Кулинария как искусство постепенно исчезает. В Берлине в настоящее время нет ни одного ресторана, которому туристические путеводители могли бы присвоить высшие категории качества, три или по крайней мере две звезды. Цены и объемы явно возобладали над качеством. Рестораны часто рекламируют свои цены, а не блюда. Это явление было недавно обозначено как «кулинарная пролетаризация».

Однако неограниченный рост потребления продовольствия все же невозможен. Есть потолок, за пределами которого патологические последствия ожирения по своей экономической цене превышают прибыли продовольственных корпораций. В США только на лечение диабета расходуется в настоящее время около $40 млрд. В странах Евросоюза, где медобслуживание населения обеспечивается бюджетными средствами, диспропорция между налогами на прибыль пищевых корпораций и затратами бюджета на лечение последствий ожирения возникла намного раньше, чем в США. Продовольственные продукты с некоторой задержкой повторяют результаты увлечений сигаретами и алкоголем.

Экономические убытки от ожирения не ограничиваются проблемами здоровья. Высокая пропорция тучных людей среди населения привела к сокращению вместимости стадионов, кинотеатров, концертных залов, пассажирских самолетов и городского транспорта. В США недавно был отменен существовавший почти 70 лет архитектурный стандарт на ширину «сидячего места». Повсеместно происходит замена прежних кресел шириной 46 см на новые, 56-сантиметровые. Вводятся новые стандарты на ширину сидений в автомобилях и автобусах. В больницах создается запас более широких кроватей. Приходится менять параметры различных приборов. Обычные установки получения рентгеновских снимков, сканирование внутренних органов и для радиологического лечения оказались слишком узкими для массы тела с индексом выше 35. Для них необходимы особые операционные столы и новые наборы хирургических инструментов. Слой подкожного жира нередко может оказаться толще длины обычного хирургического скальпеля.

Физиология тучности

В природе нет таких форм ожирения, которые могли бы вызвать ограничения в способности животных передвигаться, охотиться, летать, прыгать, лазать по деревьям. Накопления жира, иногда значительные, существуют лишь как приспособительные для теплоизоляции у полярных животных и как запасы энергии и воды на период зимнего покоя у северных видов, а также летнего покоя у тропических видов. Приматы, генетическая конституция которых наиболее близка к человеческой, приспособлены к жизни в условиях влажного тропического леса. Они сохраняют высокую активность в течение всего года и питаются низкокалорийной растительной пищей. Лишний жир может создавать у приматов лишь проблемы с выживанием. У животных, как было обнаружено около 10 лет назад, существует эффективный гормональный контроль, обеспечивающий наилучшую для выживания массу тела.

Жировая, или адипозная ткань, состоящая из особых клеток — адипоцитов, является также эндокринным органом. Клетки жировой ткани выделяют в кровь пептидные гормоны, названные лептинами (от греческого leptos — тонкий или узкий). Лептины передают химические сигналы в гипоталамус, контролирующий многие первичные функции, включая чувство голода и жажды. В случаях, когда в теле животных накапливается избыточное количество жира, в крови возрастает и концентрация лептина. Это включает те сигналы гипоталамуса, которые регулируют аппетит. Потребность в еде уменьшается, и лишний жир используется в энергетическом балансе. Лептины обеспечивают долгосрочные изменения интенсивности питания. Сниженный уровень лептнов в крови приводит к интенсивному кормлению и накоплению жира для неблагоприятных сезонных периодов. Краткосрочные и многократные изменения аппетита в течение суток контролируются другими системами, концентрацией глюкозы в крови, синтезом инсулина и степенью наполнения желудка. Ткани желудка также секретируют в кровь особый гормон.

Регулирование аппетита лептином свойственно и человеку. Были открыты очень редкие генетические аномалии дефицита лептина, вызывающие постоянную потребность в еде и сильное ожирение. Инъекции лептина излечивают этот синдром. Однако попытки применить лептин как универсальное средство против ожирения успеха не имели. Лептины, способные регулировать аппетит животных, оказались неэффективными в отношении диет, в состав которых входят шоколад, масло, печенье, яйца, колбасы, хлеб и другие высококалорийные продукты. Концентрация лептина в крови при сильном ожирении повышена, но аппетит от этого не снижается. Тучность приводит к развитию особой гормональной патологии, обозначенной как синдром нечувствительности к лептину. Он был обнаружен у 90% людей с клиническими формами ожирения и индексом массы тела выше 30.

Лечение без излечения

Ожирение легче предупредить, чем лечить. Чтобы избежать лишнего веса, необходимы регулярные физические нагрузки. Следует резко ограничить потребление высококалорийных «закусочных» продуктов. Почти все продтовары из автоматов не содержат ни витаминов, ни клетчатки для наполнения кишечника, ни оптимальных пропорций между углеводами, жирами и белками. Белки в составе такой «технологической» пищи обычно неполноценны по аминокислотному составу. Следует снизить потребление сахара. В западных странах почти 12% общего баланса калорий обеспечивается сахарозой. Это очень много. Дисахарид сахароза состоит из глюкозы и фруктозы. Глюкоза непосредственно используется в энергетическом обмене. Более сладкая фруктоза имеет другой биохимический механизм утилизации, который включает синтез жирных кислот и холестерина. Лечить ожирение следует постепенно, простым уменьшением объема потребляемой еды, снижением пропорции концентрированных продуктов пищевой промышленности и увеличением пропорции натуральных овощей и фруктов.

Однако в условиях современной потребительской экономики переход людей к правильному образу жизни не может происходить вне правил рынка, на основе лишь здравого смысла. Поскольку потребность в борьбе с ожирением безусловно существует, то она привела и к появлению коммерческих систем похудения. Возникло много корпораций диетического питания, которые производят низкокалорийные продукты, создают диетические рестораны, в которых меню обеспечивается данными о калорийности каждого блюда. Возникло множество клубов и обществ для руководства похудением. Публикуются сотни книг и компьютерных программ о разных диетах со сниженной калорийностью. Фармакологические кампании конкурируют между собой в разработке лекарств от ожирения. Рынок этих лекарств исчисляется миллиардами долларов. Увы, они имеют серьезные побочные негативные эффекты, ибо основаны либо на подавлении аппетита через гипоталамус, либо на инактивации липаз или других ферментов пищеварительного тракта для снижения полноты переваривания пищи.

Существуют также радикальные хирургические методы борьбы с ожирением — прямое удаление жировой ткани либо модификации желудка, уменьшающие его объем. Все эти технологии, которые испытывают на себе более миллиона человек в год, сопровождаются серьезными факторами риска. Британский медицинский журнал, обобщая недавно результаты серии долгосрочных проверок разных диет и способов коммерческого похудения, констатировал:

«В 2000 году 46% женщин и 33% мужчин в Соединенных Штатах пытались снизить вес. Они потратили 34,7 млрд. долл. на специальные диетические продукты и программы. Оправдались ли эти затраты? К сожалению, ответ на этот вопрос может быть лишь отрицательным. Пропорция ожиревших в США увеличилась с 30,5% до 32,2% в период между 1999 и 2004 годами. Расходы на медицинские услуги, непосредственно связанные с избыточным весом тела, превысили 56 млрд. долл.».

Тусклый свет в конце туннеля

Глобальная эпидемия ожирения могла бы продолжаться, но ее начинает тормозить мощный конкурент — биологическое топливо. В 2005 г. мировые цены на источники калорий для автомобилей и самолетов, бензин и дизельное топливо превысили таковые на этиловый спирт, сахар из тростника и рафинированные растительные масла, полученные из сои, хлопка и рапса, а также пальмовое масло. Это привело к резкому увеличению производства этилового спирта из сахарного тростника, кукурузы и картофеля и почти к удвоению производства дизельного топлива из растительных жиров. В 2006 г. быстрое нарастание производства биотоплива продолжалось и ожидается, что почти весь годовой урожай кукурузы в США будет переработан на спирт. В Бразилии половина производимого сахара используется спиртзаводами, и почти половина всех автомобилей переоборудовано на использование этилового спирта. Производство спирта как биотоплива приблизилось к 40 млрд. л. Дизельного топлива из растительных жиров производится около 4 млрд. л, но нарастание идет очень быстро в Малайзии и Индонезии.

Биотопливо в настоящее время составляет не более 1% энергетического рынка, однако для обсуждаемой здесь проблемы важно прежде всего то, что продовольственные ресурсы, которые стали уходить в эту новую отрасль энергетики, вызвали существенный подъем мировых цен на сахар и зерно. Мировые цены на пальмовое масло также возросли на 25%. Преимущества биотоплива начинаются при ценах на нефть выше $50 за баррель. Использование продовольственных ресурсов в обычной энергетике приобрело необратимый характер. В Голландии планируется строительство первой электростанции на растительном масле. Рост цен на нефть уменьшает таким образом продресурсы планеты и увеличивает цены на продукты питания. Заканчивается не только эра дешевой нефти, но и эра дешевого продовольствия. Это неизбежно уменьшает возможности переедания в богатых странах, но одновременно увеличивает продовольственные проблемы в бедных державах.

Запись на консультацию

(098) 256-65-10